Материалы об экстремизме, терроризме, интернете

Национальный центр информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет

Система мер по противодействию терроризму в США

После террористических актов 11 сентября в США была создана «Стратегия борьбы с терроризмом». Она была призвана обеспечить две ключевые задачи: защитить Соединенные штаты, их граждан, их друзей и союзников по всему миру от террористических атак и, одновременно, создать максимально неблагоприятную для функционирования терроризма международную среду. Для выполнения этих задач администрация США представила так называемую стратегию «четырех D»: 1. Defend − защитить; Defeat − уничтожить; Deny − отказать; Diminish − уменьшить.

[...] Особый акцент сделан на трех основанных направлениях, призванных обеспечить успех стратегии «четырех D», к которым относятся: постоянно действующие правовые инструменты, бдительно следящие за соблюдением закона; эффективная деятельность разведывательных служб; военный компонент – последнее средство отвести нависшую угрозу. Наиболее высокая вероятность использования военной силы предусмотрена в случаях, касающихся возможного приобретения террористами оружия массового уничтожения (ОМУ). Предотвращение попадания технологий, связанных с ОМУ, в руки террористических групп определяется как один из главных приоритетов американских антитеррористических усилий.

Одним из главных шагов на этом пути стало создание Объединенного центра по предотвращению террористической угрозы (Terrorist Threat Integration Cеnter). Этот институт, как объявил президент США, нужен для более целенаправленной, постоянной и эффективной антитеррористической деятельности и, что особенно важно, для выработки общего плана действий на основе собранной информации. При этом было заявлено о значительном повышении роли партнеров и союзников США в борьбе с международным терроризмом. Вопрос стоит не только о координации усилий, но также и об определении приоритетов антитеррористических действий США их партнеров и союзников.

Существуют совместные программы США и Европейского союза по борьбе с терроризмом. Подобные программы были разработаны совместно с Японией и Южной Кореей. Приоритетным направление антитеррористической борьбы является совместная деятельность по предотвращению бесконтрольного распространения ОМУ. Как великие ядерные державы, на долю которых приходится более 90 % всех ядерных вооружений, США и Россия, возможно, больше других стран заинтересованы в том, чтобы оружие массового поражения не попало в руки международных террористов. Эта проблема заняла центральное место в политике безопасности США после трагедии 11 сентября и приобрела то же значение в России после Беслана. В последние годы Америка и Россия многого добились в укреплении ядерной безопасности (например, программа «Совместное уменьшение угрозы»). Согласно договору по СНВ, подписанному в мае 2010 г. в Праге, почти на 50 % сократились ядерные потенциалы двух стран. Однако, как считают аналитики, необходимо все более тесно увязывать сотрудничество в области ядерной безопасности и нераспространения оружия массового уничтожения с совместными усилиями по борьбе с терроризмом. Некоторый прогресс в этой сфере был достиг- нут в рамках Совета Россия-НАТО, где программа совместных ответных действий в чрезвычайных ситуациях имеет контртеррористическую составляющую.

В XXI в. среди экспертного сообщества все чаще и громче стали говорить и предупреждать о возможных новых террористических нападениях на жизненно важные инфраструктуры США с использованием легкодоступных компьютерных сетей. Например, Марв Лэнгстон, бывший чиновник Министерства обороны, предупреждает, что Соединенным Штатам необходимо готовиться к «электронному Перл-Харбору». До этого должностные лица Белого дома, члены Конгресса и представители частного сектора выразили озабоченность относительно того, как можно жить в условиях внутренней уязвимости, связанной с веком информации, и зависимости от жизненно важных систем, которые контролируют ключевые правительственные и промышленные сети.

В этом контексте важнейшим вопросом является то, как наилучшим образом сбалансировать реакцию на вероятность кибертеррористических угроз по сравнению с другими террористическими угрозами с их потенциальными последствиями для американских и демократических ценностей. Задача борьбы с кибертерроризмом осложнена озабоченностью, связанной с неприкосновенностью личной жизни и национальной безопасностью государства.

В США не существует всеобъемлющего федерального закона, непосредственно касающегося терроризма внутри страны. Террористическим актом может быть признано совершение или попытка организации взрыва, вооруженного ограбления, поджога, убийства, нападения, ракетного удара, захвата транспортных средств, зданий, захвата заложников или зданий посольств. Все эти действия караются федеральным законом или законами отдельных штатов и могут быть признаны террористическими в зависимости от мотивов. [...]

В борьбе с современным международным терроризмом, считают американские эксперты, нужно в корне менять подходы. Одних силовых методов, карательной политики уже недостаточно. На смену уничтоженным боевикам, участникам незаконных формирований приходят другие «люди действия». По сути, нетронутыми остаются «люди мысли» − носители экстремистских идей. Нужна огромная профилактическая работа по созданию такой социально-экономической и толерантной среды в обществе, которая отторгала бы террористов. Нужен открытый диалог политиков, правозащитников, представителей неправительственных организаций, где оговаривались бы все проблемы и противоречия, тормозящие борьбу с терроризмом.

Выдержки из статьи "ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ В США: ОПЫТ И ПРОБЛЕМЫ" Олега Алексеева, опубликованной в журнале "Теория и практика общественного развития" №7, 2012.

Комментарии

Пока не добавлено ни одного комментария

Написать комментарий

Для добавления комментариев вам потребуется авторизация.