Материалы об экстремизме, терроризме, интернете

Национальный центр информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет

К вопросу о регулировании социальных сетей

Главной особенностью контент-провайдеров является их направленность не на телекоммуникационную, а на информационную составляющую интернет-услуг. Контент-провайдеры, выступающие в качестве поставщиков информации, размещаемой на интернет-ресурсах, а также предоставляющие возможность пользователям размещать ее на доступных для неограниченного круга лиц серверах, должны нести ответственность за правонарушения в Интернете.

Рассматривая вопросы ответственности обычных пользователей социальных сетей за размещение противоправной информации, следует отметить, что сущность нарушений как в сети Интернет, так и вне этой сферы одна и та же. В связи с этим меры ответственности за правонарушения, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации, для физических лиц одинаково применимы и к пользователям социальных сетей. Так, согласно ст. 20.29 КоАП РФ массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток.

В соответствии со ст. 282 УК РФ за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, предусмотрена уголовная ответственность в виде штрафа либо лишения свободы сроком до двух лет. Уголовная ответственность в виде штрафа либо ограничения свободы сроком до двух лет предусмотрена также за создание экстремистского сообщества и участие в нем (ст. 2821 УК РФ). На основании ст. 2051 и 2052 УК РФ склонение, вербовка или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, а также публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма наказывается лишением свободы.

Вопрос о степени участия государства и воздействия правового регулирования на развитие Интернета вообще и социальных сетей в частности является весьма дискуссионным и активно исследуется в настоящее время. Социальные интернет-сети задумывались как самоорганизующиеся и саморегулируемые сообщества, а попытки установить любые дополнительные ограничения влекут негативную реакцию и сильный общественный резонанс со стороны интернет-сообщества.

В настоящее время в России созданы общие концептуальные правовые основы развития информационно-коммуникационного пространства, в частности, сформулированные в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации и Доктрине информационной безопасности Российской Федерации. Данные акты являются базовыми стратегическими документами развития информационного права, которыми, однако, не предполагается учет специфики организации информационного сообщения в интернет-пространстве и, в частности, в социальных сетях.

Интересы государства в информационной сфере заключаются в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности; в безусловном обеспечении законности и правопорядка, развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества. Важно отметить, что законодательно не проработаны многие вопросы, решение которых является необходимым для эффективного правового регулирования отношений в рамках интернет-сообщества. В частности, не определены надлежащим образом базовые правовые категории и понятия (например, «интернет-споры», «кибербезопасность» и т. д.); не установлен круг участников процесса управления и регулирования Интернета и их функции при распространении информации через информационно-коммуникационные сети; не определены правила установления места и времени совершения юридически значимых действий при использовании Интернета.

В число наиболее сложных задач, связанных с обеспечением функционирования социальных сетей, входят определение пути правового влияния на формирование инфраструктуры информационно-коммуникационной сферы в рамках таких сетей, обеспечение интересов пользователей — потребителей информационной продукции и определение механизма правового регулирования реализации информационных прав в социальных сетях.

Обращает на себя внимание отсутствие правовых норм, определяющих возможность использования социальных сетей для мониторинга гражданской активности и социально-политического состояния, а также для осуществления агитации.

В условиях ослабления старых социальных коммуникаций инструменты информационно-коммуникационной организации в рамках интернет-сообщества становятся все более эффективным каналом связи между партиями, обществом, гражданами и властью. Компьютеры, как отмечал известный исследователь Д. Несбитт, увеличивают реальную власть каждого индивида, позволяя ему более эффективно следить за действиями своего правительства, даже больше, чем правительство может следить за действиями гражданина; фактически компьютерные сети становятся одним из инструментов политического лоббирования. Тем самым действующее правовое обеспечение развития интернет-сообщества и форм его самоорганизации, прежде всего посредством создания социальных сетей, со всей очевидностью нуждается в развитии.

Из материалов статьи "СОЦИАЛЬНЫЕ ИНТЕРНЕТ-СЕТИ: ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ", опубликованной в пятом номере Журнале российского права за 2012 год. Авторы статьи - Светлана Перчаткина, Мария Черемисинова, Артем Цирин, Мадина Цирина, Фатима Цомартова.

Комментарии

Пока не добавлено ни одного комментария

Написать комментарий

Для добавления комментариев вам потребуется авторизация.