Материалы об экстремизме, терроризме, интернете

Национальный центр информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет

Новые подходы к антитеррористической пропаганде

Карикатуры на фашизм - теми же методами можно бороться с терроризмом Современная практика показывает, что контртеррористическая пропаганда, которая ведется в России в настоящий момент, не очень эффективна. И проблема не в плохом выполнении задач, а в том, что осуществляющие эту пропаганду люди, организации связаны законами и некими правилами, в то время как наши оппоненты никакими правилами не связаны.

Когда у нас говорится, что идеологию можно победить только идеологией, люди часто забывают о том, что в споре идеологий часто решающее слово говорит пулемет. В недавних страницах истории зафиксировано, как антифашисты полемизировали с фашистами в Германии и чем это для антифашистов кончилось. То же самое мы сейчас наблюдаем в нашей стране. Люди, которые эффективно с террористами борются (в первую очередь, это мусульманские богословы), террористами просто уничтожаются.

В 2012-м году погибли два ключевых мусульманских лидера. Валиулла Якупов, ключевой богослов Татарстана, который с терроризмом, с ваххабизмом очень жестко полемизировал, и Саид Афанди (Чиркейский), духовный лидер мусульман Дагестана. Еще известный английский поэт Редьярд Киплинг сочинил стихотворение, которое на русский можно перевести так: «На каждый ваш вопрос мы дадим свой ответ. У нас есть пулемет, а у вас его нет». На свой манер его цитируют ваххабиты. Так что без радикального изменения законодательства в сторону ужесточения пропаганда неэффективна. Они убивают наших представителей, а мы их идеологов и представителей и посадить-то толком не можем. Тем не менее, даже исходя из того, что закон у нас не меняется, можно что-то сделать в соответствии с действующим законодательством.
Вот чего нам не хватает сейчас? В первую очередь, нам не хватает фундаментального научного труда о методах вербовки людей террористами. Между тем, это важнейший вопрос. Людей вербуют в социальных сетях, в мечетях, в организованных преступных группировках, идет вербовка в тюрьмах и других местах. Все это, естественно, требует научного подхода. Как можно вести контрпропаганду, не зная всех деталей пропаганды, с которой надо бороться?

В качестве примера можно вспомнить, что когда-то главной проблемой у нас считались секты. Секты западного протестантского направления, секты индуистские, секты буддистские, секты сатанинские. О них написали целый ряд книг, в том числе многие из них были посвящены тому, как сектанты вербуют людей. И по каждой секте был собран хороший научный задел. Вот свидетели Иеговы ходят по квартирам, раздают журналы, в группе риска находится определенная категория населения. Вот мормоны, вот сайентологи. Кто-то на бизнесменов ориентируется, кто-то на студентов, кто-то на пенсионеров, кто-то на любителей Толкиена или готов. О каждой секте за редким исключением была дана исчерпывающая информация. Кто находится в группе риска, как их вербуют, как это остановить? Надо заметить, что подобная антисектантская пропаганда дала неплохие результаты. Показывались фильмы, распространялись публикации, книги, устраивались конференции. Благодаря этим мерам удалось донести до обычных жителей страны, что ждать в секте чего-то положительного не стоит.

Есть, конечно, люди, которые хотят сами попасть в секты, но с этим ничего не поделаешь, как и с теми, кто сам хочет попасть к террористам. Это вдовы боевиков, дети боевиков, люди с искаженным сознанием. Но это один случай. Антитеррористическая пропаганда все-таки ставит своей задачей профилактику вовлечения в террористические организации людей случайных, благодаря которым эти организации и растут. Закоренелых злодеев не так много в процентном отношении. Любая деструктивная организация, а террористические организации у нас деструктивно-религиозные организации как раз, базируется на людях случайных. И они всячески искажают реальность, всячески мимикрируют под традиционные религиозные направления, чтобы людей завлечь. Чтобы этого не было, нам нужны серьезные исследования методов их пропаганды.

Один такой блокбастер как «Личный номер», весьма удачный антитеррористический фильм, гораздо эффективней в пропагандистском смысле, чем десятки документальных и малобюджетных фильмов, программ и расследований, если мы хотим достучаться до молодежи. Надо сказать, молодежь не интересуется ни конференциями антитеррористическими, ни семинарами, не читает книги, написанные специалистами. Мы не достучимся таким образом до потенциальных террористов, до молодых людей, которые к ним могут попасть. Все надо делать максимально доступным для них. Удручает отсутствие у нас в антитеррористической пропаганде такого важнейшего сегмента, как деромантизация террористов.

В Великую Отечественную войну даже в самые сложные периоды находились деньги на антифашистские карикатуры и антифашистские комедии. То есть тогда уже прекрасно понимали, что высмеивание фашизма является крайне мощным инструментом пропаганды. Так как люди, которые такие глобальные идеи исповедуют, очень пафосные по своей сути, а пафосные люди имеют минимальный иммунитет от высмеивания. У нас нет ничего, чтобы высмеивать террористов.

В том же Дагестане террористы привлекают молодых людей романтикой. Снялся на фоне зеленого флага с автоматом, и все девушки твои. И будешь ты героем, элитой общества. Надо рассказывать о том, что те же террористы имеют недостатки, с которыми они якобы борются. Что деньги, которые кто-то жертвует на джихад, активно разворовываются, что террористы убивают стариков восьмидесятилетних, убивают учителей
в школах, убивают простых правоохранителей. У этих людей есть такие же недостатки, но в десятки раз большие, как и в том обществе, с которым они борются. И на этом надо заострять внимание. Для этого важно очень хорошо знать их субкультуру, знать их слабые и сильные стороны. Но надеяться, что люди сами этими исследованиями займутся, я бы не стал. У нас все ученые, которые занимаются исследованием терроризма, и занимаются этим публично, получают угрозы. Людям нужно чувствовать поддержку властей и ее получать.

Без запрета ваххабитской идеологии с терроризмом практически бороться невозможно, у нас террористы по национальности разные, но соблюдают они одну религию: они ваххабиты, а не баптисты, не буддисты, не шииты, не православные. Все повально террористы у нас исповедуют ваххабизм, это уже само по себе должно навести на некоторые мысли. Пока ваххабизм не запрещен, террористы будут людей из ваххабитской общины вербовать себе. И с ваххабитами надо бороться. Потому что, как говорил убитый ваххабитами Валлиула Якупов, у нас фашизм запрещен, но давайте сравним, сколько фашисты в новейшей истории убили людей и
сколько ваххабиты убивают в Дагестане. Только в этом году 400 человек, и это настоящая война, а на войне как на войне.

Комментарии

Пока не добавлено ни одного комментария

Написать комментарий

Для добавления комментариев вам потребуется авторизация.